Чистки большие


Многие "диванные" историки наивно полагают, что "Большой террор" это все сталинские репрессии вместе взятые, однако это не так. Под этим термином подразумеваются два года самых массовых "чисток" в истории СССР — с 1937 по 1938 г.г. В этой статье будет идти речь исключительно об этом периоде.

Начало…

Даже сегодня среди историков нет единого мнения о причинах такого масштабного террора, но все уверены, что Сталин был катализатором процесса. Однако, многие уверены, что НКВД в прямом смысле "перевыполнили план" по "чисткам". Одной из причин расстрела главы НКВД Николая Ежова, многие эксперты называют его самоуправство, в связи с чем количество жертв было огромным.


Вы не подумайте, что я оправдываю Сталина и обвиняю во всём Ежова. По моему мнению и мнению многих экспертов тут виноваты оба. Но факт остаётся фактом, что после получения полного контроля над СССР Иосиф Виссарионович быстро отходит от фундаментальных идей большевизма. Теперь вместо интернационализма в стране царит патриотизм, многих исторических деятелей реабилитируют, а преследование верующих приостанавливают. Многие связывают такое поведение вождя с желанием объединить страну, другие видят в этом обычную смену политической идеологии.

Николай Ежов — руководитель НКВД с 1936 по 1938 г.г.

Причины

Здесь я приведу ряд мнений о причинах "Большого террора". Каждое из них имеет право на жизнь, так как является вполне логичным и выверенным.

1. Мнение историка Олега Хлевнюка.


Итак, Хлевнюк уверен, что Сталин целенаправленно организовал массовые чистки для того, чтобы избавиться от врагов страны и воображаемой "пятой колонны" . По мнению историка в НКВД знали о будущей войне с Германией, поэтому карательному органу было необходимо уничтожить "чужеродный элемент" внутри страны.

2. Мнение немецкого историка Йорга Баберовски

Йорг был уверен, что первопричиной "чисток" стало сопротивление местных и региональных элит приказам Иосифа Виссарионовича. По-русски говоря все приказы "вождя народов" саботировали и надо было показать, "кто дома батя". Ну, а Ежов с компанией "перевыполнили план".

3. Мнение американского историка Шейлы Фицпатрик

Фицпатрик утверждала, что причиной чисток являлось уничтожение старых революционеров и их сподвижников, так как все они представляли угрозу для сталинского режима. По мнению американского историка Сталин очень боялся внутренних врагов и поэтому организовал террор.

4. Мнение немецкого историка Карла Шлёгеля

Шлёгель также считает, что террор был необходим для борьбы с внутренним врагом, но в итоге он был "подхвачен" многими структурами и гражданами в собственных целях. Многие знают, что можно было ненавистного соседа отправить в ГУЛАГ- главное правильно на него "настучать".

Реальную причину "Большого террора" мы скорее всего никогда не узнаем, но одна из вышеуказанных причин вполне может оказаться истинной.


Число жертв "Большого террора" (1937-1938 г.г.)

Тут мнений много. Большинство цифр основаны на догадках. Однако журналист РБК Светлана Анненская ссылаясь на архивы ФСБ утверждает, что всего было репрессировано более 760 тысяч человек из них расстрельные приговоры получили более 380 тысяч.

Однако, "комиссия по установлению причин массовых репрессий СССР" называет цифру в 1,5 миллиона репрессированных из них казнены 700 тыс человек.

Источник: zen.yandex.ru

Ни один эпизод в советской истории не вызывал столько ярости со стороны старого буржуазного мира, как чистка 1937–1938 года. Безоговорочное осуждение чистки в одних и тех же выражениях можно видеть в памфлетах неонацистов и троцкистов, в претендующих на академизм работах Збигнева Бжезинского и книге шефа по идеологии Бельгийской армии.

Давайте обратимся к последнему, Анри Бернару, бывшему сотруднику секретной службы Бельгии, почетному профессору Бельгийского Королевского Военного колледжа. В 1982 году он опубликовал книгу «Коммунизм и слепота Запада». В своей книге Бернар призывает все здравомыслящие силы Запада к отражению неминуемого вторжения русских. Что касается истории СССР, мнение Бернара о чистке 1937 года интересно по многим причинам:


«Сталин, бывало, использовал методы, от которых Ленин ужаснулся бы. Грузин не имел и следов чувств, присущих людям. Начиная с убийства Кирова в 1934 году, Советский Союз подвергся кровавым испытаниям, представляющим пожирание Революцией своих сынов. Как сказал Дойчер, Сталин предложил народу режим террора и иллюзий. С того времени новые либеральные меры совпали с потоками крови в 1936–1939 годах. Это было время тех самых ужасных чисток, чудовищного приступа страха. Началась нескончаемая череда судебных процессов. „Старая гвардия“ героического времени должна была быть уничтожена. Главным обвиняемым на этих процессах был отсутствующий на них Троцкий. Независимо ни от чего он продолжал вести борьбу против Сталина, разоблачая его методы и осуждая его сговор с Гитлером»{382}.

Вот так историк Бельгийской армии, подобно цитируемым им Троцкому и троцкистам, защищает «старую большевистскую гвардию», у него даже есть доброе слово для Ленина; но при бесчеловечном чудовище Сталине господствовал слепой и безжалостный террор.

Перед рассмотрением условий, которые привели большевиков к чистке партии в 1937–1938 годах, давайте посмотрим, а что знают об этом периоде советской истории буржуазные специалисты, относящиеся с должным почтением к фактам?

Габор Тамаш Риттершпорн, родился в Будапеште, опубликовал в 1988 году работу под названием «Сталинистские упрощения и советские сложности». Он прямо говорит о своем непринятии коммунизма и заявляет, что «у нас нет намерения ни отрицать все в любом случае, ни хотя бы в чем-то оправдать самые настоящие ужасы века, который мы рассматриваем; мы на самом деле хотели быть среди первых и вынести их на свет, если это было бы необходимо»{383}.


Однако официальная буржуазная версия настолько смехотворна, а ее лживость так очевидна, что приводила в течение долгого времени к полному непринятию стандартной западной интерпретации Социалистической революции. Риттершпорн превосходно выделил проблемы, с которыми столкнулся, когда пытался дать исправления наиболее очевидных буржуазных измышлений.

«Если… попытаться издать пробный анализ некоторых почти абсолютно неизвестных материалов и использовать их для освещения истории Советского Союза 30-х годов и роли Сталина в тот период, то откроется, что возможность бросить вызов общепринятым знаниям намного меньше, чем это можно было бы предполагать.

…Традиционный образ „Сталинского феномена“ на деле настолько силен и так скрыт за политическими и идеологическими пристрастиями, усиливающими „нужные“ стороны, что любая попытка что-либо в нем исправить неминуемо будет воспринята как действие за или против общепринятых норм, закрепленным за этим образом…

Заявление о желании показать, что традиционное представление „Сталинской эпохи“ во многих случаях является неточным, равносильно безнадежному вызову достопочтенным образцам мышления, которые мы используем в отношении политической жизни в СССР; более того, оно противоречит даже общепринятым выражениям…


Рассуждения такого рода могут быть подтверждены, кроме всего прочего, крайней несообразностью изданий, посвященных тому, что историческая традиция рассматривает в качестве наиважнейшего события, – „Большой Чистке“ 1936–1938 годов.

Может показаться странным, что найдется не много периодов советской истории, которые бы изучались столь поверхностно{384}.

Есть много причин верить тому, что если отвергаются элементарные правила анализа источника информации в важнейшей области знаний о советской эпохе, то это случается потому, что мотивы поисков в этом периоде советского прошлого значительно отличаются от мотивов обычных исторических исследований.

И на самом деле, даже читая самые „классические“ работы на эту тему, трудно уйти от впечатления, что во многих отношениях эти работы больше вдохновлены настроением умов определенных кругов Запада, чем реалиями советской жизни при Сталине. Защита священных для Запада ценностей от действительных или воображаемых угроз из России; оценка подлинных исторических событий соседствует со всевозможными идеологическими предположениями»{385}.

Другими словами, Риттершпорн говорит: смотрите, я могу доказать, что большинство современных представлений о Сталине абсолютно ложны. Но чтобы рассказать это, надо преодолеть гигантские помехи.


ли вы выскажете, даже робко, некую неопровержимую истину о Советском Союзе 30-х годов, вы немедленно будете заклеймены как «сталинист». Буржуазная пропаганда распространила ложный, но весьма живучий образ Сталина, образ, который почти невозможно исправить, поскольку чувства сразу начинают преобладать над разумом, как только раскрывается предмет обсуждения. Книги о чистках, написанные такими великими специалистами Запада, как Конквест, Дойчер, Шапиро и Файнсод, никчемны, поверхностны и написаны с глубочайшим презрением к самым элементарным правилам, знакомым даже начинающим историкам. Под научной оболочкой они представляют собой рассуждения в защиту капиталистических интересов и ценностей и идеологические предрассудки крупной буржуазии.

Вот как представлялись чистки коммунистами, полагавшими, что в 1937–1938 годах их необходимо было провести. Центральный тезис был изложен в докладе Сталина от 3 марта 1937 года, после которого чистки и начались.

Сталин утверждал, что некоторые партийные лидеры «оказались настолько легкомысленными, самодовольными и наивными»{386} и недостаточно бдительными по отношению к врагам, что антикоммунисты уже проникли в партию. Сталин рассказал об убийстве Кирова, второго по значению тогда коммуниста в большевистской партии: «Злодейское убийство товарища Кирова было первым серьезным предупреждением, которое показало, что враги народа двуличны, и, прибегая к двуличию, они хотели бы замаскироваться под членов партии, большевиков, для того чтобы выведать наши секреты и получить доступ в наши организации…


Процесс „зиновьевско-троцкистского блока“ в 1936 году расширил уроки предыдущих процессов и превосходно показал, что зиновьевцы и троцкисты объединили вокруг себя все враждебные буржуазные элементы, что они превратились в шпионскую, диверсионную и террористическую агентуру германской тайной полиции, что двуличие и камуфляж являются их единственным средством для проникновения в наши организации, что бдительность и политический подход являются надежнейшими средствами предотвращения такого проникновения»{387}.

«Продвигаясь дальше вперед и добиваясь больших успехов, мы будем вызывать все большую ярость остатков побежденных эксплуататорских классов, и они будут еще с большей готовностью прибегать к острым формам борьбы, больше будут стремиться нанести вред советскому государству и еще больше будут прибегать к самым отчаянным средствам борьбы как к последнему прибежищу обреченных»{388}.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


егативном» периоде истории СССР, возможно, и всей истории России, когда «упырь» Иосиф Сталин развязал «кровавый террор» в отношении значительной части населения нашей страны. Даже достижения тех лет толковали как чисто пропагандистские акции, «организованные» с целью заслонить от народа «чудовищную реальность».

Начало такому подходу в СССР дал знаменитый доклад Н. С. Хрущёва 25 февраля 1956 года на закрытом заседании XX съезда КПСС, но вскоре ставший достоянием широких слоев населения, так как его текст зачитывали на партийных и даже комсомольских собраниях. Террор 1937 года предстал в этом докладе как следствие «культа личности Сталина» — культа, который якобы привел к «сосредоточению необъятной, неограниченной власти в руках одного лица», требовавшего «безоговорочного подчинения его мнению. Тот, кто сопротивлялся этому или старался доказывать свою точку зрения, свою правоту, тот был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением… Жертвами деспотизма Сталина оказались многие честные, преданные делу коммунизма, выдающиеся деятели партии и рядовые работники партии».


В докладе Хрущева цитировалось «Письмо» Ленина XII съезду ВКП(б) от 4 января 1923 года («Сталин слишком груб…» и т. п.) и утверждалось: «Те отрицательные черты Сталина, которые при жизни Ленина проступали только в зародышевом виде, развились… в тяжкие злоупотребления властью со стороны Сталина, что причинило неисчислимый ущерб нашей партии». Также сообщалось, что на XIII съезде партии, в мае 1924 года (то есть уже после смерти Ленина), обсуждалось ленинское предложение о замене Сталина на посту генсека ЦК другим лицом, но всё же, к прискорбию, решили, что Иосиф Виссарионович «сумеет исправить свои недостатки». Однако последний, мол, либо не сумел, либо не захотел «исправиться».

К примеру, в таком духе истолковываются деяния Сталина в изданном в 1989 году огромными тиражами пространном сочинении А. В. Антонова-Овсеенко «Сталин без маски». Это сын известного революционного деятеля, который был сподвижником Троцкого и одним ведущих деятелей Красной Армии в годы Гражданской войны и отметился большой жестокостью, в частности, руководил чудовищным по своей жестокости подавлением Тамбовского крестьянского восстания 1920-1921 гг. Затем был начальником Политуправления Реввоенсовета, работал дипломатом — занимал должности полпреда в ряде восточноевропейских стран, включая Чехословакию, Литву и Польшу. В 1930-е годы также служил на разнообразных должностях, был прокурором РСФСР, наркомом юстиции РСФСР, во время Гражданской войны в Испании был генеральным консулом СССР в Барселоне. В 1920-е годы Антонов-Овсеенко, активно выступая против усиления власти Сталина, поддерживал Льва Троцкого и примкнул к Левой оппозиции. В конце 1937 Антонов-Овсеенко был арестован. В феврале 1938 года приговорён к расстрелу «за принадлежность к троцкистской террористической и шпионской организации» и расстрелян.

В 1943 году был арестован и его сын Антон Антонов-Овсеенко (будущий автор книг про «уголовника» Сталина). Он считал главным и даже вообще единственным виновником всех репрессий 1930-1940-х годов Сталина и стремился представить его беспримерным патологическим злодеем. И 1937 год, по его мнению, породили присущие Сталину «всепожирающая месть и неутолимая злоба». Антонов-Овсеенко неоднократно высказывался за введение в Уголовный кодекс РФ статьи за пропаганду сталинизма. То есть если бы восторжествовали взгляды ему подобных господ, то Россия бы сейчас напоминала Прибалтику, Украину или Грузию с их ярко выраженным антисоветизмом, антисталинизмом, за которыми явно проглядывает откровенная русофобия и махровый пещерный нацизм.

Таким образом, был сформирован миф о «кровавом деспоте Сталине», который практически лично развязал террор, опираясь на таких палачей, как Берия. Террор 1937 года объяснялся, по сути, только чисто личными негативными качества Сталина. Мол, отрицательные черты Сталина и привели к «тяжким злоупотреблениям властью. «Великая чистка» 1937 года и последующие репрессии трактовались только в отрицательном смысле, когда эмоции отрицали реальность и публицисты оперировали мифическими цифрами в миллионы и даже десятки миллионов репрессированных и уничтоженных чуть ли не лично Сталиным и его «кровавыми подручными». При этом мифотворцы не обращали внимание на то, что используют те же пропагандистские приемы, что и гитлеровцы во время Второй мировой войны, а затем и представители англо-американского сообщества, западного мира в целом во время т. н. «холодной войны» против СССР. Различные солженицыны и радзинские поливали грязью СССР и лично Сталина, играя на руку нашим западным «партнерам». И не давая народу понять, что только социализм и советское общество служения и созидания, которое стали строить при Сталине, может спасти Россию и всё человечество от воронки инферно, в который погружается нынешний мир.

Только в 2000-е годы стали появляться исследования, которые не закрывали глаза на насилия и репрессии, но и одновременно показывали и позитивные явления той эпохи. Так, историк М. М. Горинов отмечал: «Таким образом, по всем линиям происходит естественный здоровый процесс реставрации, восстановления, возрождения тканей русского (российского) имперского социума. Технологическая модернизация всё больше осуществляется на основе не разрушения, а сохранения и развития базовых структур традиционного общества». Позднее стали появляться и более откровенные работы, к примеру, Ю. Мухина, И. Пыхалова, которые показывали, что, оказывается, сталинский период истории СССР был вершиной развития советской (русской) цивилизации, и «великая чистка» была объективным процессом, направленным на ликвидацию «пятой колонны», троцкистов-интернационалистов, которые саботировали развитие России-СССР, и часто были агентами влияния хозяев Запада. Что репрессии привели к оздоровлению Советской (русской) государственности, очистив страну от «пламенных революционеров», которые умели только разрушать, агентов и саботажников, басмачей, «лесных братьев» и украинских нацистов в преддверии большой войны, которые в условиях войны не замедлили бы нанести удар в спину СССР-России. Поэтому Российская империя, в которой «великую чистку» не провели, и рухнула в бездну, а СССР, где «пятую колонну» в целом обезвредили, и к войне упорно готовились, вышел из большой войны победителем. Взял реванш над Германией и Японией, стал сверхдержавой, на которую ориентировались другие народы мира, поверив в справедливость для всех, а не только для «избранных».

Чтобы понять, что произошло в 1937 году, необходимо увидеть не «личные пороки» Сталина, а движение СССР-России в 1930-е годы. Это движение очень хорошо понял Л. Д. Троцкий, один из главных вождей революции 1917 года и ведущий агент влияния хозяев Запада, который должен был после устранения (или смерти) Ленина повести Россию по пути «мировой революции», то есть к её полной и окончательной гибели во имя нового мирового порядка. В 1936 году он закончил книгу «Преданная революция» (издавалась также под названием «Что такое СССР и куда он идёт?»). Троцкий считал эту книгу «главным делом своей жизни». Однако большинство авторов, как правило, интересовали другие труды Троцкого, которые были посвящены «разоблачению» лично Сталина. В левых кругах Запада в 1930-е годы всё нарастал культ Сталина, самолюбивого Троцкого это крайне раздражало, и он стремился всячески дискредитировать своего победившего соперника.

В работе «Преданная революция» Троцкий отмечал новые явления в Советской России. Он писал, что «вчерашние классовые враги успешно ассимилируются советским обществом». Ввиду успешного проведения коллективизации «дети кулаков не должны отвечать за своих отцов». «…Правительство приступило к отмене ограничений, связанных с социальным происхождением!» Ныне об этом мало кто помнит, но социальные ограничения в 1920-х годах были действительно весьма серьёзными. Например, в высшие учебные заведения принимались почти исключительно «представители пролетариата и беднейшего крестьянства». Отказ от такого рода ограничений возмущал Троцкого, хотя сам он никогда не нуждался. Резко писал он и другом новшестве 1930-х годов: «По размаху неравенства в оплате труда СССР не только догнал, но и далеко перегнал (это, конечно, очень сильное преувеличение. — А. С.) капиталистические страны!… трактористы, комбайнеры и пр., то есть уже заведомая аристократия, имеют собственных коров и свиней… государство оказалось вынуждено пойти на очень большие уступки собственническим и индивидуалистическим тенденциям деревни…»

Действительно, сталинский СССР интересен тем, что там не было уравниловки, которую революционно внедряли в 1920-е годы и восстановил Хрущев. Профессорский состав, передовики производств, села, летчики-асы могли получать больше, чем союзные министры. Не нуждались инженеры, учителя, врачи, конструкторы. Если в нынешней России, где в 1991-1993 произошла буржуазно-либеральная и криминальная контрреволюция, и теперь кучке «господ» принадлежит большая часть богатства страны, то тогда ресурсы страны реально работали на народ и из года в год большая часть населения страны жила всё лучше и лучше (исключая период войны и восстановления). Качество управления в сталинском СССР отличалось тем, что цены на основные народные товары в послевоенный период стали падать. В капиталистической же системе (или неофеодальной) качество управления низкое и постоянно деградирует, отсюда постоянный рост налогов и цен на продукты питания, товары первой необходимости. Богатые богатеют, а бедные беднеют.

С раздражением Троцкий отмечал и стремление в СССР возродить традиционную семью: «Революция сделала героическую попытку разрушить так называемый «семейный очаг», то есть архаическое, затхлое и косное учреждение… Место семьи… должна была, по замыслу, занять законченная система общественного ухода и обслуживания» — то есть «действительное освобождение от тысячелетних оков. Доколе эта задача не решена, 40 миллионов советских семей остаются гнездами средневековья… Именно поэтому последовательные изменения постановки вопроса о семье в СССР наилучше характеризуют действительную природу советского общества… Назад к семейному очагу!… Торжественная реабилитация семьи, происходящая одновременно — какое провиденциальное совпадение! — с реабилитацией рубля (денежная реформа 1935-1936 гг. — А. С.)… Трудно измерить глазом размах отступления!… Азбука коммунизма объявлена «левацким загибом». Тупые и черствые предрассудки малокультурного мещанства возрождены под именем новой морали».

И далее: «Когда жива была ещё надежда сосредоточить воспитание новых поколений в руках государства, власть не только не заботилась о поддержании авторитета «старших», в частности отца с матерью, но наоборот, стремилась как можно больше отделить детей от семьи, чтобы оградить их от традиций косного быта. Ещё совсем недавно, в течение первой пятилетки, школа и комсомол широко пользовались детьми для разоблачения, устыжения, вообще «перевоспитания» пьянствующего отца или религиозной матери… этот метод означал потрясение родительского авторитета в самых его основах. Ныне и в этой немаловажной области произошёл крутой поворот: наряду с седьмой (о грехе прелюбодеяния. — А. С.), пятая (о почитании отца и матери. — А. С.) заповедь полностью восстановлена в правах, правда, ещё без бога… Забота об авторитете старших повела уже, впрочем, к изменению политики в отношении религии… Ныне штурм небес, как и штурм семьи, приостановлен… По отношению к религии устанавливается постепенно режим ироничного нейтралитета. Но это только первый этап…»

Таким образом, мы видим, что Троцкий и его последователи были предшественниками нынешних либералов, социал-демократов на Западе и России. Именно их усилиями Европа стала толерантной, политкорректной, установлена ювенальная юстиция, «семейный очаг» разрушен, религия уходит в прошлое. «Семейные предрассудки» и религиозные моральные устои заменила половая распущенность, различные извращения, гедонизм, постоянный поиск удовольствий, потребительство и потребительское отношение к людям и окружающему миру. Дети с помощью государства и общественных институтов, ювенальщины отрываются от родителей, семья потеряла воспитательную функцию. Более того, внедряются всевозможные семейные извращения, вроде «однополых браков». Люди превращаются в разумных животных, своего рода «биороботов», которыми легко управляют с помощью различных поведенческих программ (к примеру, мода или социальные сети). В итоге европейцы и значительная часть американцев превращена в потребителей-«биороботов», которые утратили инстинкт выживания расы и нации. Схожие процессы с помощью «пятой колонны» идут и в России. Неудивительно, если лет через 50-80 Европа будет частью «Великого Халифата». Угасание Старого Света идёт стремительными темпами. Либералы, продолжатели дела Троцкого, уничтожают старый мир и строят «Глобальный Вавилон», мир «золотого тельца», где нет рас, наций, этнических, языковых и культурных различий, моральных устоев и семейных ценностей.

Троцкий также возмущался тем, что «советское правительство… восстанавливает казачество, единственное милиционное формирование царской армии… восстановление казачьих лампасов и чубов есть, несомненно, одно из самых ярких выражений Термидора». Термидор — 11-й месяц французского республиканского календаря, действовавшего с октября 1793 г. по 1 января 1806 г. В этот месяц произошёл переворот, в результате которого была ликвидирована якобинская диктатура и был положен конец Французской революции. Название месяца «термидор» стало символичным для обозначения всякого контрреволюционного переворота.

«Ещё более оглушительный удар нанесен принципам Октябрьской революции декретом (от 22 сентября 1935 года. — А. С.), восстанавливающим офицерский корпус во всем его буржуазном великолепии… Достойно вниманья, что реформаторы не сочли нужным изобрести для восстановляемых чинов свежие названья…» В 1940 году восстановили генеральские звания.

Таким образом, Лев Троцкий в своей книге «Преданная революция» определил поворот, совершаемый в середине 1930-х годов, как «контрреволюцию», которая, кроме прочих изменений, в итоге привела к уничтожению массы революционных деятелей. По его мнению, Сталин «предал» революцию. Действительно, Сталин отказался от идеи «мировой революции», которая вела к гибели русской цивилизации и господству на планете рабовладельческого нового мирового порядка, который строили «каменщики-архитекторы» Запада. В СССР-России начали строить социализм в отдельно взятой стране, восстанавливать империю, созидать новую цивилизацию и общество служения и созидания, которое стало примером для всего человечества.

Продолжение следует…

Источник: topwar.ru